Азат Турсынханов стал капитаном команды «Lehigh Valley» в Филадельфии.

Азат Турсынханов родился 14 сентября 1998 года в Алматы. С 2003 по 2015 годы был нападающим ХК «Астана». Три года назад молодой игрок отправился искать счастье в Канаду. Корреспондент СИА «SPORTINFORM» узнал у Азата историю первого казаха в канадской лиге и ставшего капитаном хоккейной команды в США. Заодно и про отличия нашего хоккея от американского и канадского, про посещаемость и про мотивацию.

В Канаде Азат выступал в лиге GMHL в Торонто, сейчас казахстанец капитан команды «Lehigh Valley» в Филадельфии, штат Пенсильвания, в лиге EHL (Eastern Hockey League). К слову, Восточная лига в США имеет статус полугосударственной и в ней есть лимит на легионеров, поэтому попасть туда не каждый сможет, в отличие от той же канадской лиги. Азат же попал, еще и капитаном команды стал. Круто, конечно, парень изменил свою жизнь после «Астаны». А, ведь, ему всего 20 лет и вполне вероятно, что его ждет блестящая карьера в профессиональном хоккее. Поэтому знакомим вас заранее.

— Азат, как ты пришел в хоккей? Чем тебя привлек этот вид спорта?

— Я помню в детстве я сидел дома и спокойно смотрел мультики, мы жили тогда еще на «Молодежке» (район в Астане – прим. ред.), в общем, я смотрел телевизор и приходит отец и говорит мне, все, пойдешь на хоккей. Я даже сразу и не понял, что к чему. Отец переключил канал, и там шел хоккейный матч НХЛ. Я в детстве боялся крови и вот, в этом матче игрок ложится под шайбу и ему в визор прилетает шайба, визор разбивается. Смотрю дальше, а смотрел хоккей я в тот раз впервые, тут два игрока бросают перчатки и в прямом смысле начинаю друг друга жестко месить. Пошла кровь, и я подумал, да ну на фиг такой хоккей. И я отцу сказал, что я не пойду играть, мне не нравится и я не хочу заниматься хоккеем. На следующий день я все равно пошел на хоккей с другом, родители которого тоже решили отдать его на хоккей. Вот, так я оказался в хоккее. Я начал кататься, у меня получалось и мне понравился этот спорт.

— Окей, значит твой путь в мир хоккея был таким же, как и большинства детей, которых родители отдали в спорт, не спрашивая хочешь ты этого или нет. Рад, что у тебя получилось. А каким был твой путь в Канаду? Казах хоккеист в Канаде, да еще и капитан команды, для многих звучит довольно дико.

— Когда мне было 16 лет, друг моего отца предложил съездить в Канаду и посмотреть на тот далекий заокеанский хоккей. Мама нашла лагерь в Торонто, с тренировками, проживанием. Там нас всех иностранцев, а это в основном ребята из России, Прибалтики, встречал представитель и все нам организовывал. Потом он же предложить мне заканчивать 11 класс в спортивной академии Торонто, там были команды U16, U17, U18 они играли в очень сильной юношеской лиге по Канаде и США. Так я оказался в Канаде. В первое время было тяжело, конечно. Если в Канаде стиль более чистый, то в Америке это силовой хоккей, а нас этому не учили в детстве. Поэтому я постоянно ходил весь в синяках, ушибах. Было больно. Потом я три сезона откатал в GMHL, это лига до 21 года, играл в Северной конференции. В этой лиге все серьезно, обмен игроками, драфты как в НХЛ, статистика, плей-офф, финал и Кубок. Так прошли мои три года в Канаде. Мне довелось сыграть в финале, мы тогда проиграли «Ниагаре», но это был колоссальный опыт. Кстати, этот клуб с родины Кевина Дэллмана, который играет в «Барысе».

— А в США ты как оказался?

— Мой тренер уехал в Филадельфию и пригласил меня выступать там в лиге EHL, это молодежная полугосударственная лига, где в команде есть лимит — разрешено играть только трем легионерам, остальные все американцы, т.е. здесь делают акцент на своих воспитанников. Но тренер позвонил мне и сказал, приезжай, тебя еще многому нужно учить.

— Что сказал твой первый тренер в Канаде, когда увидел тебя?

— Я физическими данными никогда не блистал, да и сейчас не блистаю. Я зашел в раздевалку, и тренер спрашивает, мальчик тебе точно есть 17 лет? А я тогда по-английски, вообще, не шарил, и все что я мог ему ответить было — «Здравствуйте» (смеется). Через пару игр тренер посмотрел на меня и сказал, будем работать, потенциал есть. Мой тренер видит во мне что-то. Помню, в 2017 году, я играл в одном из матчей в Торонто, игра не клеилась, я пашу, стараюсь, но результата – ноль. И тогда тренер сказал мне: «Иззи, так они меня там называют, ты не иди в игру, не рвись, игра должна прийти к тебе самому». И что-то во мне переломилось, я ослабил эту хватку и тупо дал себе поиграть в удовольствие, итоге я оформил хет-трик, в другой игре еще три шайбы забил. Тренер просто прыгал от радости, что я оправдал его веру в меня.

— Чем отличается молодежный хоккей в США и Канаде и в Казахстане?

— Отличия просто колоссальные. Здесь у тебя больше шансов попасть в университетскую лигу, больше шансов играть в профессиональных лигах, а их в Америке 4 или 5, не помню, включая НХЛ. Стиль игры другой. Как я говорил ранее, хоккей более силовой, здесь тренеры не наказывают за косяки, не сажают в «кормушку» на лавку. Хоккей более прямолинейный, то есть бросил, побежал, за шайбу поборолся, выцарапал, передачу отдал, забили – молодцы, не забили – назад бежим отрабатываем. У тренеров здесь задача учить, исправлять игрока, вселять веру в себя и вытащить из тебя твой потенциал, всё на что ты способен. В Казахстане хоккей более европейский что ли, хоп, голову поднял, посмотрел, площадка побольше, время есть, пасик отдал, открылся.

— Что тебе не нравится в Америке?

— То, как здесь люди ездят на машинах. Я в шоке от того, как ужасно они ездят.

— Ну, в Казахстане прям идеально ездят.

— Вот! Я думал, что в Казахстане лихачат. Ну, даже, да в Казахстане лихачат, но ездить умеют. А здесь многие элементарных правил движения не знают. Ужасно водят.

— Тебя избрали капитаном команды. Твои лидерские качества признают на льду и в раздевалке?

— Я сам не ожидал. Приехал я в Филадельфию только с одной целью – играть в хоккей. И как-то все получилось, закрутилось, с тренером хорошие отношения, с ребятами. Плюс, я еще один из самых старых игроков в команде – три года отыграл в молодежке, опыта было побольше, может и это повлияло. Тренер в меня верит, доверяет мне, и я верю в тренера, в ребят, в свою команду. Вообще, я сам себя насколько знаю, я по натуре своей не лидер. В этом году, наверное, что-то стукнуло, тестостерона прибавилось (смеется). Ребята, да, уважают меня, признают и на льду, и в раздевалке. Ну, я и распоряжаюсь: мусор сегодня на тебе, шайбочки на тебе (смеется). А, если серьезно, моя задача – пахать и подавать пример более молодым игрокам. Я здесь представляю Казахстан и многие не знают, что это за страна, думают про Афганистан, Пакистан. Но, что интересно, Геннадия Головкина знают. Помню, мы как-то ехали в автобусе на игру и пара американских пацанов закричали GGG проиграл! Я был очень удивлен. Оказалось, что они его фанаты. Геннадий Головкин действительно прославляет Казахстан. Он уже всем всё доказал. Красавчик, я считаю.

— Какие задачи сейчас стоят перед клубом?

— Однозначно, попадание в плей-офф, где играют лучшие команды Лиги, а там уже посмотрим. Потому что состав у нас молодой и только тяжелой работой мы сможем добиться чего-то большего. У нас сейчас полностью новый состав, костяка еще нет, нужна сыгранность.

— Свою дальнейшую карьеру какой видишь?

— В профессионалы я пока не рвусь. Конечно, если позовут, я поеду. Но сейчас у меня в приоритете стоит колледж и университетская лига.

— Трус не играет в хоккей. А чего боишься ты?

— В плане жизни, я ничего не боюсь. Я не задумываюсь над такими страхами, как машина собьет или кирпич на голову упадет, о каких-то страшных животных или насекомых. И, если у меня есть какие-то страхи, то они связаны только с хоккеем, например, сломаться и не реализоваться. Я люблю хоккей и мне не хотелось бы заканчивать с ним на такой грустной ноте.

— За «Барысом» следишь? Ходил на его матчи?

— Раньше следил. Сейчас уже не так сильно, потому что у меня свой сезон. Да, и больше уже за американскими командами слежу, особенно за теми, в которых играют мои друзья. А на матчи «Барыса», конечно, ходил, когда я еще был маленьким и они еще не выступали в КХЛ, а играли они в «Казахстане». Хорошие времена были и дворец спорта казался мне огромным. В Казахстане слежу больше за «снежками» («Снежные Барсы» — молодежная команда «Барыса», выступающая в МХЛ – прим. авт.), там играют много пацанов, с которыми я можно сказать, вырос, гонял шайбу с ними с самого детства.

— Расскажи про посещаемость в твоей Лиге?

— С этим в Америке проблем нет. Не то, что на молодежные, даже на детские команды собираются полные стадионы. Хоккей здесь любят, в Канаде, в США, посещаемость, вообще, нереальная. В Канаде, когда мы играем в пятницу ночью, аншлаг полный, все трибуны забьют, да еще и вокруг бортов будут стоять. Посещаемость, она не просто высокая, но и стабильная.

— Что скажешь о посещаемости в Казахстане?

— В Казахстане всегда были проблемы с посещаемостью. Хотя, вроде, в Астане сейчас хоккей любят, но аншлагов не наблюдается. Но, думаю, все это придет. Профессиональный хоккей развивается и становится привлекательным и соответственно, посещаемость будет расти. Но над этим, думаю, надо работать, сама по себе она не вырастет.

— На матчи НХЛ ходишь?

— Да, на первый матч я сходил в Торонто. С друзьями по академии мы взяли убер и поехали на стадион. В прошлом году я очень много ходил на «Детройт Ред Уингз», т.к. мы граничили со штатом Мичиган, когда жили в Канаде, и там через границу полчаса езды до Детройта. Так что много их матчей посетил, плюс еще у «Детройта» дешевые билеты, а у «Торонто» одни из самых дорогих в НХЛ насколько я знаю. Вообще, в Торонто дорого, если приедешь, знай, что там в одно место сходить – 100 баксов стоит.

— Какой любимый клуб в НХЛ?

— «Даллас Старз». За ними очень интересно будет посмотреть, насколько я знаю Ничушкин вернулся (Валерий Ничушкин, российский нападающий, выступает за Dallas Stars – прим. ред.), Радулов, Худобин, капитан Джейми Бенн, Тайлер Сегин подписал новый контракт на восемь лет еще. Это все очень мастеровитые игроки, за игрой которых очень интересно смотреть. Плюс еще защита у них в полном порядке. Ставлю на то, что «Даллас» в этом сезоне будет играть в финале.

— А из игроков, кто тебя впечатляет своей игрой. Только выбери одного.

— На данный момент, для меня это Мэтт Барзал (нападающий «Нью-Йорк Айлендерс» — прим. авт). Просто феноменальный игрок. Самый крутой скейтер, парень просто летает на коньках. А ему всего 21 год, т.е. на год старше меня. Феноменальный скейтер, нестандартный игрок с высоким хоккейным мышлением, умный, быстрый, техничный. С ним тяжело тягаться в скорости, в технике катания, это очень опасный игрок. Не зря он лучший новичок НХЛ.

— Есть что-то, о чем ты жалеешь?

— Конечно, есть. Я думаю, у всех людей есть в жизни момент, когда они хотели бы вернуться в прошлое и что-то поменять. И у меня есть. Но я не буду вам об этом говорить. Это слишком личное. Но будь у меня такая возможность, я поменял бы. Но сейчас, наверное, в этом смысла нет – жизнь продолжается и нужно идти вперед.

— У тебя есть девушка?

— Нет.

— Соцсети?

— Есть, но я там не активен. Тупо не хватает на все это времени. Люди пишут мне, оставляют комментарии, радуются за меня. Хочу передать всем спасибо большое за теплые пожелания и извиниться, что я не могу отвечать всем. У меня нет времени. День расписан – две тренировки на льду, плюс тренировка на земле, индивидуальные тренировки, на выходных матчи, поэтому не всегда я могу ответить кому-то. В сезоне будет где-то 50 с лишним игр, в общем, пахота. Но я душой с вами, привет всем, привет моим родителям, спасибо что верят в меня.

— Если бы не хоккей, тогда что?

— Баскетбол. Если бы не хоккей, я бы играл в баскетбол. Но, опять же в Казахстане не развит баскетбол.

Комментировать